1992 – Наукометрия и психология. Трансперсональное движение: возникновение и перспектива развития



© 1992 г. В.В. Налимов, Ж.А. Дрогалина

Характеризуются условия возникновения трансперсональной психологии как области знания, ориентированного на новое видение природы человека, в связи со сменой парадигм человекознания. Рассматривая мир иррационального, эта область знания делает его предметом серьезного анализа с обращением к духовному опыту, уходящему в далекое прошлое (шаманизм, индуизм, буддизм, суфизм, христианство). Изложены результаты наукометрического анализа «Журнала трансперсональной психологии». Обсуждаются перспективы развития данной области знания, соединяющей мировоззренческую, психотерапевтическую и научную ипостаси.

Нужна ли новая этика человечеству, оказавшемуся в экстремальных условиях? Разгорающийся спор по этой проблеме выделяет полярные точки зрения: представители естественных наук доказывают космическую, эволюционную и другую необходимость решительного разрыва с традиционными идеалами, а представители традиционных этических систем, например теологи, защищают универсальность божественной истины.

В промежуточном спектре мнений, хотя и с тяготением к сторонникам новой этики, находятся представители недавно возникшего и набирающего силу направления – трансперсональной психологии.

Представители этого направления считают трансперсональную психологию новым подходом в рассмотрении проблемы человека, в ракурсе которого возможно осознание его природы во всей полноте, выходящей за пределы доминирующих и сегодня механистических представлений. И так как, по их мнению, мы стоим на пороге нового знания о человеке – «нового образа человека», по определению А. Маслоу (A. Maslow) [19], нам предстоит и новая этика, отвечающая изменившимся условиям существования. С позиций С. Грофа (S. Grof) усилиями гуманистической и трансперсональной психологии предлагается многообещающая альтернативная стратегия для решения наступившего глобального кризиса [15].

Если в широком понимании этика – это некая парадигма, задающая систему ценностных представлений, регулирующих индивидуальное и социальное поведение человека, то такое регулирование имеет отношение и к человеку, и к природе, и к космосу в целом. Данная парадигма носит всегда размытый характер и может рассматриваться как поле представлений, заданных весовой функцией (предпочтением), определяющей относительную меру (значимость) тех или иных участков семантического поля [4]. В прошлом, несмотря на размытость, она отличалась традиционной императивностью, которая определялась религией, обычаями и, соответственно, всевозможными системами запретов.

Этическая парадигма, естественно, эволюционировала. Вначале медленно, с нарастающей скоростью, соответствующей экспоненциальному росту человеческой популяции. Человек умел адаптироваться к тем условиям обитания, которые он создавал, в экспоненциально нарастающем темпе. Однако можно предположить, что в какой-то момент эволюционно заложенные способности к адаптации (и преадаптации) стали отставать. Произошло отставание и в развитии системы ценностных представлений от экспоненциального роста показателей, определяющих среду обитания. Она не выдержала – синдром негативных явлений почти в одинаковой степени присущ многим странам: агрессивность, алкоголизм, потеря интереса и уважения к труду, пренебрежение к культуре, рост самоубийств и др. И это несмотря на явный рост благосостояния и комфорта в некоторых из них [5].

Этот анализ можно дополнить кратким рассмотрением психологических аспектов ситуации. В адаптационной перестройке доминирующая роль принадлежит скрытым процессам, происходящим в сфере бессознательного, которые в прошлом принимались во внимание, влияя на логико-символический слой культуры.

По мере же усиления рационалистического умонастроения эти процессы, по существу, перестали учитываться. Мифологическая мысль, опиравшаяся на архетипы[1], сменилась логической, которая в своем всепроникающем стремлении подавила бессознательное, унизила его[2]. Здесь уместно вспомнить статью известного физика XX в. В. Паули под названием «Влияние архетипических представлений на формирование естественнонаучных теорий у Кеплера», где подчеркивается роль скрытых процессов: они «…действуют как упорядочивающие операторы и формирующие факторы и одновременно исполняют роль… моста между чувственным восприятием и идеями» [9, с. 138]. Произошло расщепление целостности сознания, в результате исчезла та база, на которой может создаваться парадигма этических представлений.

Сейчас остро встает вопрос: можем ли мы восстановить утраченную целостность – согласовать ситуацию экспоненциального взрыва со всем неосознаваемым опытом (заданным культурой прошлого), который человек несет в себе.

Этот вопрос влечет за собой новые: какой системы ценностных представлений требует возможность восстановления целостности? Каким может оказаться образ человека, отвечающего требованиям целостности? Как и в каком направлении может быть расширено представление человека о самом себе? Эти вопросы носят не отвлеченно риторический, а прежде всего этический характер, поскольку ответы на них влияют на систему ценностных представлений и, может быть, расширяют спектр знаний о человеке.

I. НОВОЕ ВИДЕНИЕ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА

Изучение трансперсонального движения мы связываем с проблемой экологии человека, поскольку движение направлено на раскрытие его природы. Такая направленность позволяет изменять среду интеллектуального обитания и включать в нее то, что раньше оставалось скрытым в «подвалах» сознания. Со всей определенность это прослеживается в журнале «The Journal of Transpersonal Psychology» (JTP), вокруг которого объединяются философы, психологи и терапевты нового направления. Его возникновение главный редактор М. А. Вич (M. A. Vich) в своей юбилейной статье описывает так:

«Ну, конечно, никто из нас пока не достиг совершенства и наша идиосинкразия вполне очевидна. Но постепенно мы начали осознавать (индивидуально или совместно), что психология, сфокусированная преимущественно на self или направленная на актуализацию личности, утрачивает более широкий контекст. Это время один из наших редакторов определил, переформулируя дзэнский афоризм, и не ошибся, как показала ретроспектива:

Изучать психологию – значит изучать self.
Изучать self – значит забывать self.
Забывать self – значит узнавать все остальное.

По мере того как мы расширяли сферу наших интересов, выходя за пределы преимущественно личностной ориентации, мы начинали видеть, что новая перспектива нуждается в собственной идентификации, голосе и структуре, чтобы поддерживать выявляющиеся различные мнения оценки.

Все это и привело нас к трансперсональной ориентации, которая выходит за рамки личностной психологии. В результате по инициативе A. Sutich, A. Maslow и других членов нашей группы журнал «Трансперсональная психология» возник в 1969 г., появившись всего через 8 лет после журнала «Гуманистическая психология». Новый журнал был сразу хорошо принят, и вскоре сформировалась Ассоциация трансперсональной психологии. В настоящее время журнал и Ассоциация насчитывают около 4000 членов и подписчиков… Наша культура пробивается вперед сквозь ураган, и трансперсональные задачи стремительно нарастают. Психологам отводится исключительно важная роль в понимании и интерпретации происходящих изменений. Они должны учитывать трансперсональные факторы в психотерапии, образовании и обучении, в общественном поведении, социальных мнениях и оценках, конфликтах, возникающих в культуре и более того – в судьбе человечества, переживающего опасные времена. Психологи, обладающие опытом трансперсональной практики, владеющие этим подходом, могут внести особенно серьезный вклад, обучая студентов, работая с клиентами, общаясь с друзьями и коллегами» [24, с. 48–49].

Трансперсональная психология бросила вызов не только традиционной, позитивистски окрашенной психологии, но и науке в целом, ориентированной на механистическое видение Мира. Борьба еще продолжается, ибо до сих пор новое видение человека находится на обочине столбовой дороги академической науки. Но признание все же пробивается сквозь толщу позитивистской парадигмы. Об этом свидетельствует прежде всего то, что новый журнал индексируется уже в восьми информационных изданиях: «Chicorel Health Science Indexes», «Intern. Bibliography of Periodical Literature», «Intern. Bibliography of Book Reviews», «Mental Health Abstracts», «Psychol. Reader’s Guide», а начиная с 1982 г. также и в: «Current Contents/Social & Behavioral «Sciences», «Social Science Citation Index», «Contenta Religionum». Из этого списка следует, что трансперсональная психология начинает обретать междисциплинарный характер.

Идеи и методы (терапевтические) трансперсональной психологии регулярно обсуждаются на международных конференциях. Назовем здесь только те из них, на которых нам приходилось выступать: осень 1988 г. Санта Роза (Калифорния) – X Международная конференция; осень 1990 г. Страсбург – II Европейская конференция.

Трансперсональное движение возникло и развивается на фоне интенсивного духовного поиска неидеологизированного мира.

Весной 1988 г. в Ганновере (ФРГ) проходил международный конгресс «Человек и природа». На нем присутствовало 2000 чел.; среди них философы, теологи, представители мира искусства. Задачей конгресса было раскрытие всего духовного и интеллектуального богатства нашей планеты. Начинался конгресс в 7 ч утра с медитационных сессий, проводимых в разных традициях Востока и Запада. Это, с одной стороны, сближало участников конгресса с трансперсональной психологией, а с другой – вызывало недоумение и даже раздражение у местной прессы.

Примечательно название международного симпозиума, проходившего весной 1990 г. в Шеноне (Франция): «Человек и планетарное сознание: свобода и границы человека». И наконец, контрпример: весной того же года (1990) в Сан-Франциско проходила международная конференция «Сознание в научном понимании», организованная американским отделением Института Бхактиведанты, базирующегося в Бомбее. Восточная мысль должна была встретиться с парадигмой западной науки. И действительно – в первые два дня доминировала суровая позитивистская настроенность, лишь позднее ее удалось преодолеть.

Как видим, поиск идет широким фронтом и нередко при серьезном противостоянии.

II. ГОТОВА ЛИ НАША СТРАНА ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ПОИСКЕ НОВОГО ВИДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА?

На этот вопрос можно ответить положительно. Поиск свободной – неконфессиональной духовности начался в нашей стране еще в XVIII в. и был связан с появлением масонства. Уже в 1788 г. в Москве на русском языке была издана «Бхагавадгита»[3] [11]. Ф. Достоевский был не только великим русским писателем, но и крупнейшим философом христианской идеи в реальной жизни, Л. Толстой стремился воплотить христианскую идею в жизнь честно, бескомпромиссно, резко критикуя социальное лицемерие православия. В конце XIX – начале XX вв. произошло некоторое раскрепощение и внутри самого ортодоксального христианства. В. Соловьев сформулировал концепцию положительного всеединства («единство истинное, не противополагающее себя множественности»), учение о душе и ее софийном начале, и о богоустроенности человека, открывающей возможность ее спасения. Пришедшее из глубин Древней Греции учение о Софии – смысловой наполненности и устроенности вещей – нашло свое развитие в работах П. Флоренского и С. Булгакова, в построениях которого большую роль играют космические темы, одухотворение природы, а божественная София не только обретает образ вечной женственности, но Мир оказывается становящейся Софией, а каждый человек не только личен, но и всечеловечен [3].

В русском преломлении учение о Софии и всечеловечности человека в какой-то степени перекликается с мирочувствованием трансперсональной психологии, хотя последняя базируется скорее на буддийском, а не христианском миропонимании.

В то же время с Россией прошлого связаны и такие хорошо известные на Западе имена оккультной ориентации, как Н. Рерих, Г. Гюрджиев и П. Успенский (математик по исходному образованию). России принадлежит и всемирно известный религиозный философ-экзистенциалист Н. Бердяев, начинавший с «легального марксизма», как и С. Булгаков.

Таким образом, спектр религиозной и философской мысли в прежней России был необычайно широк. В непрестанном поиске находились те интеллектуалы, которых не удовлетворяли ни традиционная классическая философия, ни марксизм, ни оформлявшийся сциентизм, ни застывшая в своем прошлом ортодоксальная христианская церковь. А среди простого народа развивались многообразные формы сектантства, многие их которых уже и тогда сурово подавлялись.

Сектантство можно трактовать как своеобразную самотерапию общества. Многообразие путей здесь удивительное. Скажем, с одной стороны, существовала секта хлыстов, где был ритуализирован коллективный секс (все это, может быть, восходит к тантризму), с другой – секта скопцов, где самокастрация задавалась своеобразной реинтерпретацией Писания. Для того чтобы оценить многообразие сектантства, уместно напомнить об одном проповеднике – молоканине В. Тикунове, живущем в Цахкадзоре, плотнике, поразительно владеющем полиморфизмом языка Библии. Толкуя любую фразу этого источника, он использует все семантическое богатство Книги. Когда во время гулаговской одиссеи интеллектуалам пришлось вплотную столкнуться с сектантами, поражали их стойкость, выдержка, приверженность моральным устоям. И в не меньшей степени удивляла их резкая неприязнь к науке. Отметим здесь и то, что в монастырях официальной церкви тлела нить исихазма (греческое слово, обозначающее «покой», «безмолвие», «отречение»), идущая от Нила Сорского и ранее – через Византию – от египетских и синайских аскетов. Практиковавшуюся исихастами «Иисусову молитву» можно рассматривать как одну из форм медитации.

В 20-е годы духовный поиск еще продолжался. Проявлялся интерес к таким течениям мысли, как теософия, антропософия, учения древних культур Востока, эзотеризм Запада, берущий начало еще от гностицизма. Успехом пользовались книги Ю. Николаева [7], Э. Шюре [12], В. Джемса [2], Р. Бёкке [1].

Философски ориентированные анархисты-мистики делали попытку построить транскультурное мировоззрение, опирающееся на все многообразие духовного опыта прошлого, не противопоставляя его современной науке [8]. Прошлое интерпретировалось в культуре настоящего. Но в 30-е годы началось тоталитарное истребление всякого инакомыслия.

В наши дни, когда существенно убавилось идеологическое давление, возникает надежда на духовное возрождение. Естественно поэтому стремление, с одной стороны, по-новому оценить прошлое, с другой – осмыслить опыт современного духовного поиска на Западе. Отсюда и интерес к трансперсональному движению.

Речь, наверно, должна идти не о том, чтобы бездумно влиться в это движение, а об ином – о создании дополняющего направления мысли. Так получилось с концепцией, развиваемой В.В. Налимовым. Она близка представлениям, разрабатываемым трансперсональными психологами, но идейно не совпадает с ними полностью. Пожалуй, можно говорить о том, что они дополняют друг друга.

Сближает эти два подхода отказ от редукционизма в описании природы сознания; признание трансличностной природы человека, открытой космическому началу; понимание роли медитации[4] [14, 23] как средства изучения человека и как средства психотерапии; интерес к проявлениям измененных состояний сознания – чем бы они ни вызывались.

Разделяет два подхода форма теоретических построений. В отличие от теоретиков трансперсонального направления, В.В. Налимов строит дедуктивную (отчетливо аксиоматизированную) модель личности, используя язык математических представлений; проводит сравнения с представлениями теоретической физики; опирается, с одной стороны, на исходные позиции Платона и их Мира в большей степени, чем на философию буддизма, к которой тяготеет трансперсональная мысль. В соответствии с этим центральным моментом в построении В.В. Налимова выступает учение о смысле как об организующем начале человека[5].

III. НАУКОМЕТРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ «JTP»

Предлагаемый ниже наукометрический анализ дает представление о состоянии и тенденциях развития трансперсонального движения. Журнал исследовался за период с 1969 (год основания) по 1989 г. включительно[6]. За это время опубликовано 222 статьи, которые мы будем называть «источники»; 25% из них не имели пристатейной библиографии, остальные имеют 5446 ссылок.

1. ОСНОВНЫЕ АВТОРЫ СТАТЕЙ-ИСТОЧНИКОВ

Всего за 21 год в журнале были опубликованы статьи 156 авторов (согласно принятым наукометрическим стандартам, речь здесь идет только о первом авторе), среди которых наиболее активными оказались следующие: S. Boorstein (5 статей), A. Chinen (5), M. Epstein (5), D. Goleman (7), D. Lukoff (6), Ram Dass/Alpert (7), C. Tart (5), R.Walsh (8), J. Welwood (11), K. Wilber (6).

Авторами первого номера журнала были: T. Armor, R. Assagioli, A.N. Maslow (две статьи), A. Maven, M. H. Murphy, A. J. Sutich. Статья A. H. Maslow «Различные значения трансценденции» из этого номера хорошо известна и сегодня.

Обратим здесь внимание на то, что авторы «JTP» интенсивно ссылаются на авторов статей, опубликованных в этом же журнале. Общее количество таких ссылок – 352. Наиболее цитируемые авторы: J. Welwood (39 ссылок, включая самоцитирование), D. Goleman (33), R. Walsh (25), K. Wilber (23), A. Sutich (16), C. Tart (16), S. Grof (15), A. Maslow (11), D. Lukoff (10), M. Epsten (7), A. Chinen (5), T. Weide (5).

Практически каждый автор из этого списка хорошо известен своим вкладом в развитие трансперсональной психологии, но лидирующей оказывается группа,попадающая в интервал цитирования от 40 до 15 (7 авторов).

2. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА В ЗАГЛАВИЯХ СТАТЕЙ-ИСТОЧНИКОВ

Наиболее значимыми оказались следующие ключевые слова: «transpersonal» (частота встречаемости – 47), «meditation» (40), «psychology» (39), «therapy» (37), «consciousness» (21), «experience» (21), «spiritual» (14), «states»(14), «buddhist» (13), «Self» (10), «death» (8), «mind» (7), «human» (6), «physicists» (5), «practice» (5), «rational» (5), «transcendence» (5), «biofeedback» (4), «LSD» (4), «psychiatric» (4), «shamanism» (4).

Естественно, первое место занимает слово «transpersonal», затем слова «meditation», «psychology», «therapy». Можно заключить, что они и задают в основном содержание новой дисциплины. Слово «buddhist»[7], весьма значимое для этого направления мысли, встречается чаще слова «christian» (всего два раза в заглавиях статей-источников). Слово «psychology» встречается только один раз, а из западных философов упоминается лишь J. P. Sartre и тоже один раз.

3. ЖУРНАЛЫ, ЦИТИРУЮЩИЕСЯ В СТАТЬЯХ-ИСТОЧНИКАХ

За 21 год своего существования журнал опирался на 364 других журнала и 49 сборников. Общее количество статей в этих журналах и сборниках – 2549[8]. Число журналов, на которые дается не менее 5 ссылок, составляет 56. Если структурировать журналы по тематике, то список будет выглядеть следующим образом.

Психология. «American Psychologist» (встречается 6 раз), «J. of abnormal psychology» (8), «J. of clinical psychology» (7), «J. of Consulting Psychology» (7), «The J. of Humanistic Psychology» (9), «Human Development» (10), «The J. of Transpersonal Psychology» (152).
Психиатрия. «American J. of Psychiatry» (22), «Archives of General Psychiatry» (20), «J. of the American Psychoanalytic Association» (16), «J. of American Society for Psychical Research» (11), «Intern. J. of clinical and experimental hypnosis» (5), «Intern. J. of Psychoanalysis» (22), «Psychotherapy» (10), «Psychoanalysis and Contemporary Thought» (6), «Psychoanalytical Review» (6), «Schizophrenia» (8).
Медицина. «J. of Nervous and Mental Disease» (7).
Междисциплинарный подход. «J. of the Scientific Study of Religion» (7), «ReVision» (14).

В разд. «Психология» наибольший вклад встречаемости приходится на «JTP», т.е. он ссылается сам на себя. В разд. «Психиатрия» выделяются общая психиатрия и психоанализ, а также психотерапия. В связи с последней сохраняется интерес к шаманизму (два сборника)[9], хотя, конечно, эта тематика связана также и с проблемами сознания. В разд. «Междисциплинарный подход» – журнал сознания и перемен («ReVision»). Следует отметить интерес к публикациям, посвященным сравнению психологических путей Востока и Запада.

Количество ссылок во времени меняется. В последние шесть лет оно заметно возросло, а количество журналов при этом уменьшилось. Из 56 наименований осталось 20 журналов и 7 сборников[10]. Такая редукция тематики может говорить о том, что в процессе деятельности трансперсональное направление выкристаллизовало свою тематику, в которой главный акцент делается на терапии. Об этом свидетельствует и группа ключевых слов в цитируемых публикациях, где «терапия», «опыт/переживание» и «сознание» имеют наибольший вес (вместе со словами «медитация» и «психология»).

Можно отметить журналы со «сквозной» встречаемостью по периодам – по психиатрии, гипнозу и психологии, среди которых, конечно, высокая частота ссылок на журналы гуманистической и трансперсональной психологии, что, видимо, связано с первопроходческой деятельностью нового направления.

Интересно рассмотреть распределение журналов по специализации, хотя это не всегда можно сделать однозначно (первая цифра – количество ссылок, вторая – количество журналов).

«Гипноз» (24, 1), «Медицина» (97, 5), в том числе: общая (28, 3), «Нейрофизиология» (37, 1), «Неврология» (32, 1), «Междисциплинарные журналы» (39, 1), «Общенаучные журналы» (71, 4), «Парапсихология» (11, 1), «Психиатрия», (122, 4), «Психоанализ» (79, 4), «Психология»: аномальная (19, 1), восточная (9, 1), гуманистическая (62, 1), клиническая и консультативная (57, 4), общая (169, 10), трансперсональная (352, 1); «Психотерапия» (60, 6), «Психофизиология и психосоматика» (33, 2), «Религия» (20, 2); «Сознание»: измененные состояния сознания (6, 1), изучение сознания (6, 1); «Философия» (33, 3).

Здесь хочется обратить внимание на следующее: «JTP» цитируется примерно в два раза чаще, чем журналы общей психологии; широко цитируются журналы по психиатрии – общей и психоаналитической, а также медицинские журналы, к которым относятся «Неврология» и «Нейрофизиология». Это указывает на связь нового направления с методами классической науки, изучающей высшую нервную деятельность. Здесь прослеживается не только идея преемственности, но и междисциплинарности нового подхода. Нужно подчеркнуть близость к направлению гуманистической психологии, из которой выделился изучаемый журнал. Бросается в глаза удаленность и от философии. Хотя здесь было бы справедливо заметить, что в недрах трансперсонального направления возникает новая философия, основанная на опыте многообразия состояний сознания.

4. ЦИТИРОВАНИЕ МОНОГРАФИЙ

В изучаемом журнале за 21 год было процитировано 1320 книг. Прежде всего обратим внимание на A. H. Maslow (1908–1981), одного из основателей трансперсонального движения. Три его книги попали в разряд высокоцитируемых (общая цитируемость – 53 раза): «The Farther reaches of Human Nature», 1971 (15), «Toward a Psychology of Being», 1962/68/69 (24), «Religion, Values and Peak-Experience», 1970 (14)[11].

Книги W. James (1842–1910), убедительно показавшего в свое время реальность и психологическую значимость религиозного опыта, цитируются 39 раз: «The Varieties of Religious Experience», 1902/29/58/63 (28), «Principles of Psychology», 1980 (11).

Отметим также книги: R. Assagioli (1888–1974), основателя направления, названного психосинтезом, его «Psychosynthesis», 1965/71/76, цитировалась 25 раз; S. Grof «Realms of the Human Unconscious: Observation from LSD Research», 1975/76 (22); P. Kapleau «The Three Pillars of Zen», 1965/66/67/80 (22); K. Wilber «The Atman Project: a Transpersonal View of Human Development», 1980 (12), «The Spectrum of Consciousness», 1977 (16), его суммарная цитируемость – 49 раз.

В списке К. Юнга 47 различно поименованных книг с общей цитируемостью 87 раз; причем цитируются чаще 1–2 раз: «Psychology and Religion», 1958 (7), «Memories, Dreams, Reflections», 1961/65/66 (6).

5. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА В ЦИТИРУЕМЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ (ЖУРНАЛЫ, СБОРНИКИ, КНИГИ)

В заголовках цитируемых за 21 год материалов наиболее часто употреблялись следующие слова: «buddh... -sm, -stic, -ha» (201), «consciousness» (375), «experience» (345), «human» (150), meditation (564), «mind» (146), «mysticism» (194), «practice» (103), «psycholog...-y, -ist» (475), «self» (202), «shamanism» (77), «states» (228), «therapy» (333), «transcendence» (115), «transpersonal» (116), «yoga» (173), «zen» (217).

Если сравнивать их с ключевыми словами в статьях-источниках, утрачивается слово «transpersonal», но зато на первое место выходит группа слов («meditation», «psychology», «consciousness», «experience», «therapy»), которая почти идентична группе ключевых слов в статьях-источниках.

Этим пятью словами задаются те области знания и деятельности, на которые в первую очередь опирается трансперсональное движение. Отметим опять-таки высокое значение слова «buddhist», противостоящее ему слово «christian» (встречается 17 раз) обретает существенно меньшее значение. Среди значимых ключевых слов оказывается «yoga», «zen» и «shamanism», свидетельствующие об интересе с психотерапевтической практике, сохраняемой в традициях других культур. Здесь также прослеживается междисциплинарный аспект.

6. СОПОСТАВЛЕНИЕ СПИСКА АВТОРОВ, ЦИТИРУЕМЫХ В «JTP», СО СПИСКОМ УЧЕНЫХ, ВНЕСЕННЫХ В СЛОВАРЬ «ПСИХОЛОГИЯ»

Интересно сравнить авторов, внесенных в словарь «Психология» [10], на которых опирается советская психологическая наука, с авторами, на которых ссылается трансперсональное направление в своем журнале.

Значимость первых оценивается длиной словарной статьи, измеряемой линейкой, последних – суммарной цитируемостью. Эти две ранговые оценки представляются сопоставимыми, поскольку в обоих случаях оценивается длина текста, хотя для журнала она редуцируется к количеству ссылок.

Из 139 имен словаря только 13 авторов пересекаются с трансперсональной психологией (цифрами обозначена суммарная цитируемость): A. Maslow (95), C. Jung (87), S. Freud (59), W. James (52), V. Frankl (8), J. Piaget (6), C. Rogers (6), Ch. Darvin (2), K. Horney (2), G. Hall (1), H. Selye (1), B. Skinner (1), G. Spencer (1).

Нужно отметить, что словарь содержит имена авторов, утвердившихся в парадигме прошлого в таких ее областях, как психология, психиатрия, педагогика, нейрофизиология и частично – классическая философия. Трансперсональное движение, возникшее как ответ на проблемы, связанные с современным состоянием психического и духовного здоровья, оказывается вне этой парадигмы. Отсюда следует, что парадигма отстает от насущных задач современности. Если из 139 ученых, упоминаемых в словаре, только 13 цитируются в «JTP», то это означает, что всего лишь 10,07% пересекаются с той научной базой, на которой покоится академическая психология нашей страны. Другой подход и оценка пересечения – сравнение общей длины текста, отведенного в словаре всем именам, и длины текстов, связанных с авторами, цитируемых «JTP». Пересечение составляет 12,08%. Оба способа подсчета дают близкие оценки.

Об отставании парадигмы от психологических задач времени свидетельствует и такое обстоятельство: в словарной статье о А. Маслоу не содержится информации о том, что он является одним из основателей трансперсональной психологии, развивающей новое представление о человеке.

7. ВНЕШНЕЕ ЦИТИРОВАНИЕ АВТОРОВ «JTP»

В качестве материала для анализа были выбраны наиболее активные авторы, которые печатались в «JTP» не менее пяти раз. Их цитируемость оценивалась по данным ISI (Института научной информации), представленным в двух изданиях – «Science Citation Index» и «Social Science Citation Index».

Самым цитируемым оказывается D. Goleman (49 раз), которого ранее отмечали как наиболее активного и часто цитируемого автора «JTP». Следующим идет R. Walsh (26), далее C. Tart (17), J. Welwood (15), K. Wilber (10), S. Grof (9), A. Sutich (9), A. Maslow (5). Совсем нет внешних ссылок у R. Assagioli.

Эти данные подтверждают вывод о том, что новое направление пока еще не стало составной частью действующей парадигмы. Развиваемая дисциплина не просто нова, но в чем-то противоположна существующей системе представлений.

Однако следует обратить внимание на такой факт: в тезаурусе ключевых слов трансперсонального направления появились такие слова, как «experience» и «therapy», относящиеся к практическому применению идей нового направления, признания и возможная перспектива. Поэтому интересно и дальше следить за динамикой внешнего цитирования – если она нарастает, то направление развивается. Выборочная внешняя цитируемость автора «JTP», например 1984 (т. 16), показывает что: в «Science Citation Index (1985–1989)»[12] авторы «JTP» не упоминаются, а в «Social Science Citation Index (1985–1989)» имеются ссылки только на K. Wilber (5) и E. Shafranske (2). Первый входит в группу наиболее активных авторов трансперсонального направления – носителей идей, второй ей не принадлежит. Такой скромный отклик лишь подтверждает вывод о том, что направление пока еще не получило признания.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Трансперсональное направление выступает перед нами как вполне сложившийся подход, имеющий троичную ипостась: 1) мировоззренческую, 2) психотерапевтическую, 3) научную; имеется и сложившийся коллектив, профессионально работающий в этом направлении.
2. Отличительными чертами нового направления являются открытое признание трансличностного начала человека и его иррациональная природа. Эти исходные посылки и определяют особенности новой терапии.
3. Новое направление не подчинено какой-либо одной доктрине. Именно это обстоятельство позволило привлечь к движению многих талантливых исследователей из различных областей знания.
4. Трансперсональное движение – это, как нам представляется, первое направление в психологии, пытающееся стать трансдисциплинарным разделом знания о человеке. Оно опирается на различные направления психологии и психиатрии; нейрофизиологии и нейрологии; антропологии; востоковедения; религиоведения; интегрирует мистический опыт, включая шаманизм, буддизм, дзэнбуддизм; намечается и его связь (хотя пока еще слабая) как с философией, так и с современной физикой.
Так открывается путь по-настоящему комплексного изучения человека.
5. В отличие от традиционных направлений трансперсональная психология позволяет говорить о новом ростке, устремленном в будущее нашей культуры.
6. Хочется думать, что в будущем границы трансперсонального подхода существенно раздвинутся – он должен будет ближе сомкнуться с философской мыслью Запада (прошлого и настоящего), с современной наукой, и прежде всего с математикой, теоретической физикой и, может быть, даже с космогонией. Если мы хотим подойти к решению пресловутой проблемы «сознание материя», то нужно будет найти язык, на котором можно было бы описывать как семантический Мир, так и Мир физических явлений. Развитие физики уже давно идет по пути геометризации ее представлений [18]. Отсюда, естественно, обращение к геометризации и семантических представлений [4, 22], а следовательно, к математике [21] и теоретической физике.
7. Проведенный анализ представляет интерес и с наукометрических позиций. Здесь оказалось возможным оценить метрически процесс возникновения и развития новой научной дисциплины, возникшей и утвердившейся на наших глазах.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бёкке Р.М. Космическое сознание: Пер. с англ. Пг.: Новый человек, 1915. 

2. Джемс В. Многообразие религиозного опыта: Пер. с англ. М.: Типография Мамонтова, 1910. 

3. Зеньковский В.В. История русской философии. Париж, 1989, Т. II. С. 453. 

4. Налимов В.В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М.: Прометей, 1989. 

5. Налимов В.В. На изломе культуры // Полис (Политические исследования). 1991. № 6. С. 5–19. 

6. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Медитация – это то, что отличает человека от компьютера // «Человек». 1991. № 3. С. 43–50. 

7. Николаев Ю. В поисках за божеством. Очерки из истории гноцизма. СПб.: Новое время, 1913. 

8. Никитин А.Л. Заключительный этап развития анархистской мысли в России // Вопросы философии. 1991. №8. С. 75–89. 

9. Паули В. Физические очерки. М., 1975. 

10. Психология. Словарь / Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. М., 1990. 

11. Смирнов Б.Л. Введение к книге «Махабхарата», II – «Бхагавадгита». Ашхабад, 1960. 

12. Шюре Э. Великие посвященные. Очерки эзотеризма религий: Пер. с франц. Калуга: Типография Губернской Земской Управы. 1914. Репр.: Книга – Прантшоп, 1990. 

13. DrogalinaJ.A. Nalimov's Conception of Human Nature // ReVision J. Consciousness and Change. 1990. V. 12 № 3. P. 19–29. 

14. GolemanD. The Meditative mind. Variaties of meditative experience. Los Angeles, 1988. 

15. Grof S. The Adventure of Self-Discovery. Albany: State Univ. of New Press, 1988. 

16. Grof S., Nalimov V.V. Realms of the Unconsciousytss: The Enchanted Frontier // J. Transpersonal Psychol. 1982. V.14. № 2. P. 186–188. 

17. Jung C. G. Man and His Symbols. N.Y., 1964, 415 p. 

18. Kalinowski M.W. The Program of Geometrization of Physics: Some Philosophical Remarks // Synthese. An International J. for Epistemology, Methodology and Philosophy of Science. 1988. V. 77. № 2. P. 129–138. 

19. Maslow A. The Farther reachers of human nature // J. Transpersonal Psychol. 1969. V. 1. № 1. P. 1–9. 

20. Nalimov V.V. Realms of the Unconsciousness: The Enchanted Frontier. Philadelphia, Pa.: ISI-Press, 1982. 

21. Nalimov V.V. Can Philosophy be Mathtmatized? Probabilistic Theory of Meaning and Simantic Architectonics of Personality // Philosophia Mathematika. An International J. for the Philisophy of Modern Mathematics, Second Series. 1989. V. 4. № 2. P. 129–146. 

22. Nalimov V.V., Perevozsky T.A. Metaphysics of consciousness//RAAG. Research Notes and Memoranda of Applied Geometry for Prevenient Natuhal Philosophy. 1991 № 239. P. 1–12. 

23. Speaking of silence. Christians and Buddhist on contemplative way / Ed. by S.Walker. N.Y., 1987. 

24. Vich M.A. The Origins and Grows of Transpersonal Psychology // J. of Humanistic Psychology. 1990. V. 30 № 2. P. 47–50.



[1] Термин К. Юнга, а до него – первообразы у Кеплера и похожие представления у Прокла и Платона.

[2] Эта мысль многократно повторяется в работах К. Юнга вплоть до утверждения о том, что миф умер [17].

[3] Западная Европа познакомилась с «Бхагавадгитой» в 1785 г. (Лондон, перевод Вилкинса (Wilins).

[4] Обстоятельно отечественное изучение медитации освещено в книге В.В. Налимова [20] (главы, относящиеся только к этой теме, написаны совместно с Ж.А. Дрогалиной). На русском языке этой книги нет. Рецензия на нее опубликована в журнале «Трансперсональная психология» [16]. Недавно появилось интервью – ответы В. В. Налимова и Ж. А. Дрогалиной на вопросы о медитации [6].

[5] На русском языке концепция В.В. Налимова наиболее полно освещена в книге [4]. На английском языке содержание книги отражено в статье Ж.А. Дрогалиной [13], опубликованной в журнале, близком к трансперсональному движению, а также самим автором в журнале, посвященном философии математики [21].

[6] В работе принимали участие: В.Д. Мятлев (программирование), Т.Н. Любимова и Т.И. Мурашова (подготовка материалов). Работа выполнялась по договору с Центром по комплексному изучению человека при Институте философии РАН. С помощью компьютера были составлены упорядоченные по алфавиту (по авторам) списки: 1) статей источников, опубликованных в «JTP», 2) статей, цитируемых в статьях-источниках.

[7] Определение «buddhist» часто встречается в сочетании со словом «psychology», обозначая не только буддистскую психологию, но и буддистское понимание личности.

[8] Общее количество ссылок 5446, так как цитировались не только журналы и сборники, но также книги, газеты, отчеты, диссертации, материалы конференций, симпозиумов. Часть этих источников, кроме книг, могла быть отнесена к журналам, если имелись указания на периодичность.

[9] Результаты количественной обработки материала полностью представлены в таблицах, приложенных к отчету (см. сноску 6).

[10] В развернутом списке, содержащемся в отчете, весь период выхода анализируемого журнала разбит на пятилетия, последнее из которых включает шесть лет. Такое деление позволяет увидеть интенсивность встречаемости журналов и селективность их тематики.

[11] В скобках – количество ссылок, через косую черту – год переиздания книги.

[12] Кумулятивные издания ISI собраны по данным за пятилетие – срок, достаточный для появления откликов в печати (ссылок).



Назад в раздел